Miscellaneous


Мискеланус

Мискеланус

Мискеланус

Мискеланус

Мискеланус

Мискеланус

Мискеланус

Мискеланус

Мискеланус

Замки Эстонии
Вильянди
(Viljandi linnus, Fellin, Viljandi castle)

Замок Вильянди, Сакала, Эстония, Fellin, Viljandi castle 1

Описание

К большому нашему сожалению, замок Феллин (Вильянди) сохранился только в качестве отдельных фрагментов. Но и то, что сохранилось, внушает почтение. Величественная стена резиденции коменданта, впоследствии превращённой, правда, в склад. Подземный этаж жилой башни, внутренние ворота, часть стены второго форбурга, плюс ещё кое-что. Один из колодцев – в хорошем состоянии, впечатление производит.

А был Феллин одним из самых важных замков Ливонии, по размерам и значению сравнимым с Венденом. И чуть ли даже не с Мариенбургом, тем, который в Пруссии.

Расположен замок сразу на трёх холмах. Это не сразу, конечно, так получилось. До сих пор точно не установлено, какое здание замка было построено первым, но понятно, что одно из находящихся на юго-западном холме, на ниже приведённой схеме он будет справа.

Оранжевым цветом здесь обозначены те строения и стены, от которых хоть что-нибудь сохранилось, в большей или меньшей степени.

Замок Вильянди, Сакала, Эстония, Fellin, Viljandi castle 9

1. Туалет.
2. Жилая башня с подвалом.
3. Угловая башня.
4. Колодец.
5. Башня «Длинный Герман». Подозрительным образом, это название неоднократно встречается и в других эстонских замках.
6. Дом коменданта.
7. Часовня.
8. Спальня.
9. Трапезная.
10. Резиденция коменданта, позднее – склад. Получается, что комендант замка был перемещён в гораздо меньшее помещение из-за необходимости расширения кладовой.
11. Здание чиновников. Вероятно, писцов, учётчиков, экспедиторов и тому подобного народа.
12. Жилое помещение священнослужителей, странным образом совмещённое с конюшней.
13. Конюшня, уже без священников.
14. Ворота.
15. Мост.
16. Склад.
17. Амбар.
18. Столовая. Чем-то, наверное, отличается от трапезной.
19. Помещение для слуг.
20. Внешнее укрепление.

А, в общем и целом, всё это выглядело примерно так:

Замок Вильянди, Сакала, Эстония, Fellin, Viljandi castle 8

Кроме всего прочего, с замкового холма открывается чудесный вид на озеро и окрестности. Примерно в западном направлении через ров переброшен подвесной мостик, не средневековый, конечно, но очень живописный. У входа в замок – качели. Серьёзные такие, для взрослых или подростков-акселератов. Этот атрибут в Эстонии встречается повсеместно.

Замок Вильянди, Сакала, Эстония, Fellin, Viljandi castle 2

История

Сакала

Поселение на месте будущего Феллина существовало уже в V веке до нашей эры, о чём свидетельствуют находки археологов. Об этих древних обитателях Вильянди мало чего известно, но вот жили же люди. В IX - X веках нашей эры здесь уже было городище, предтеча замка. В 1154 арабский географ аль-Идриси упомянул Вилиэнде в комментариях к своему атласу, правда, в его транскрипции название городища звучало как Фаламус. К тому времени, как сюда добрались меченосцы (начало XIII века), Вилиэнде – серьёзное для тех времён и мест укрепление и центр области Сакала.

Нельзя сказать, что жители Сакалы, как и другие древние эсты, были добродушным миролюбивым народом. Проживавших южнее лэттов обижали неоднократно, немецких купцов грабили, да и вообще как-то неспокойно себя вели. Генрих Ливонский, конечно, пристрастен был, мог что-то и преувеличить, но этот дым никак не мог существовать без огня.

Бедные лэтты (жители восточной Латвии, с некоторой натяжкой – латгальцы), эстами регулярно обижаемые и третируемые, в самом начале XIII века обрели конкретную крышу, даже несколько. Иисуса Христа, Рижского епископа, а главное – Орден Меченосцев.

Началось всё чинно-благородно. Обмен посольствами, рассуждения о мире, дипломатичные требования об удовлетворении за обиды. Но эстонские послы политес не старались соблюдать, лэттов с их требованиями и просьбами послали куда подальше, несмотря даже на присутствие в лэттской делегации Бертольда Венденского. Это они зря.

Ввиду такого нарушения протокола была собрана большая армия, лэттами и германцами на паритетных началах. Достойно упоминания участие в этом походе рижских купцов со своими маленькими дружинами – эсты конкретно мешали им налаживать торговые отношения с Русью. Это немецко-латгальское войско вторглось в Унгаунию (юго-восточная Эстония), подожгло замок Отепя, всё вокруг разграбило, захватило много скота, пленных и другой полезной добычи. Блестящая военная операция Высокого Средневековья.

Но унгаунийцы в долгу не остались. Совместно с соседями – сакалийцами они вторглись в земли лэттов, тоже всё разграбили, одного из лэттских вождей сожгли живьём и в конце концов осадили легендарный Беверин.

Осада не задалась, а вскоре и меченосцы из Вендена прибыли к месту действия.

В Риге, в окружении епископа, бытовало мнение, что инцидент исчерпан. Буйные эсты укрощены, наказаны и должны понять, что обижать новоявленных христиан-лэттов у них больше не получится.

Но лэтты уже завелись. Русин из Сотеклэ, храбрейший из лэттов, и авторитетный вождь Варидот из Аутинэ собрали всех, способных носить оружие и огромной толпой (армией) вторглись в Сакалу. Чисто самостоятельно, без поддержки и согласования с Ригой или Венденом.

Экспедиция удалась. Сакала была основательно разграблена. Лэтты, помня о старых обидах, убивали всех, кроме молодых девушек. Последних они в большом количестве, наряду с крупным и мелким скотом, привели в Беверин. Интересно, что добрые лэтты поделились добычей (девушками тоже?) с друзьями - беверинским священником, рыцарями-меченосцами и немецкими балистиариями (арбалетчиками).

Есть некоторые основания предполагать, что сам Генрих Ливонский получил корову, пару овечек и симпатичную наложницу. Если продолжить логическую цепочку некоторых историков, считающих, что именно он в то время был священником в Беверине. Девушкам Сакалы было совсем не смешно, но это всё происходило восемьсот лет назад.

Официальная Рига к этим подвигам отнеслась очень прохладно. А фогт Германн так даже негодовал и проводил среди лэттских вождей воспитательную работу. В результате его усилий между эстами и лэттами был заключён мирный договор сроком на год.

Это всё события 1208.

В 1209, только закончился срок перемирия, начался новый поход в земли эстов, на этот раз в Унгаунию.

Эти люди назывались и на самом деле были друзьями, рыцарь-меченосец, венденский мейстр Бертольд и вождь лэттов Русин. В отряде Бертольда были, конечно, и немцы, но основная часть – венды.

Участие в экспедиции рыцарей-монахов не повлияло на её характер. Всё то же, что и в прошлом году – резня, пожары, захваченные в плен коровы и женщины.

Рижский епископ снова попытался всё уладить, отправил послов к эстам для заключения нового мира. Несмотря на высокомерие эстов мир был заключён.

Но Бертольд с Русинем это дело проигнорировали, снова пошли в Унгаунию, захватили и пожгли замок Отепя.

Следующие полтора года – беспрерывные войны. Причём, разорённые и ограбленные эсты стали входить в силу. Даже Венден осадили, и мало не хватило, чтобы сжечь по крайней мере старый замок на Ореховой горе. Потом сакалийцы с унгаунийцами разгромили венденскую армию (лэтты, ливы, венды и двадцать немцев) у реки Имеры (Седа). Ещё было несколько набегов, приносивших удачу то одной, то другой стороне.

В начале 1211 ливонцы были готовы к нанесению решающего удара. Это подход был подготовлен основательно. Участвовали как меченосцы, так и люди епископа, и пилигримы тоже. Пилигримы – те воины, которые приезжали на время (обычно на год) в Ливонию, что им засчитывалось, как участие в крестовом походе. Именно их и только их, строго говоря, можно называть крестоносцами, а вовсе не рыцарей-монахов. Кроме боевых дружин Русиня и Каупо, было много ливов и лэттов, собранных в ополчение по рекрутскому набору – под угрозой значительного штрафа. Это ещё не всё. В походе на столицу Сакалы участвовали русичи из Пскова. Из боевой техники наличествовали малая метательная машина, патерэлл (петрария), баллисты и прочие орудия ратного труда.

Замок Вильянди, Сакала, Эстония, Fellin, Viljandi castle 3

Штурмы и битвы

В конце февраля 1211 эта армия подошла к замку Вилиэнде. Замок сакалийцев был деревянным, но вполне серьёзным по тем временам укреплением.

После того, как эсты отвергли предложение о сдаче и переходе в христианство, под стенами замка были демонстративно казнены пленные. И началась подготовка к штурму по всем правилам науки и искусства.

Метательная машина метала камни, проламывая укрепления, арбалетчики осыпали защитников замка стрелами, ров заполнялся брёвнами, строилась осадная башня.

На пятый день штурм начался. Группа рыцарей, лидером которой был Эйлард фон Долен (владелец острова Доле) прорвалась за первую линию укреплений, но за ней оказался второй пояс стен, который не преодолеть, ни разрушить они не могли. Тевтонам пришлось отступить, но им удалось поджечь деревянные стены замка.

Эсты потушили пожар, восстановили почти все разрушенные в ходе штурма укрепления и вроде как приготовились отражать новый штурм.

Но камнемётная машина продолжала своё чёрное дело, многие защитники Вилиэнде были ранены, в замке не хватало воды, зато было много трупов. Сакалийцы сдали свою столицу.

Поскольку поход проходил под патронажем Рижского епископа, главным условием сдачи было принципиальное согласие на принятие христианства. Мужчины и женщины, дома и стены, были окроплены святой водой в плане подготовки к крещению. В замке остались священники для дальнейшей политико-воспитательной работы. Сакалийцы выдали заложников. На этом зимняя кампания закончилась.

Недолго мир продержался. Уже в апреле того же, 2011 года, лазутчики обнаружили в Сакале признаки назревающего бунта. Ливонцы небольшим отрядом (Бертольд и Каупо) прошлись по окраине Сакалы, поразорили селения, устроили резню и увели в плен молодых женщин. Думали, наверное, таким способом наставить эстов на путь истинный.

Но эсты как-то неправильно отреагировали. Собрали ополчение, двинулись на юг. Пожгли деревни вокруг озера Астигервэ (Буртниеку). Не успевших сбежать мужчин-лэттов поубивали, женщин – увели в плен. Потом второй поход, под руководством знаменитого Лембито, с форсированием реки Имера (Седа).

Вскоре к благородному делу разорения Ливонии подключились унгаунийцы, а ещё через некоторое время – жители острова Эзель (Сааремаа). Эзельцы, хоть и на отшибе проживали, но старались участвовать во всех мало-мальски значимых заварушках. Потом пришли армии из Роталии и Ревалии (области вокруг Хаапсалу и Таллинна). Уже не шуточки, полномасштабная война с напряжением всех сил.

Эсты были разгромлены в сражении при Торейде (Турайде). Альбрехт фон Буксгевден основал новое епископство – Эстонское. Вообще, основатель Риги, формально оставаясь просто епископом, имел реально архиепископские права и четырёх других епископов в подчинении.

Может быть, этим всё закончилось? Ничего подобного. Уцелевшие сакалийцы собрали новое войско, вторглись в Ливонию, разорили окрестности Трикаты и осадили Беверин. Потом Бертольд, Каупо и Русин прогулялись по Метсеполе и Сакале.

Даже эпидемия, прошёдшаяся в 1211 по северной Ливонии и южной Эстонии, не положила конец этой порочной практике. Основные события конца года – три похода ливонцев в Унгаунию. Дважды это были самостоятельно лэтты и один раз меченосцы. В январе 1212 сюда же наведались уже пилигримы, армия епископа, причём дошли они до самого Дорпата (Тарту).

В это же время совершил поход в Эстонию новгородский князь Мстислав Мстиславич (тот, который Удалой или Удачливый). У него была пятнадцатитысячная армия, с которой князь прошёлся по областям Вайга и Харью (севернее тех мест, которые разоряли ливонцы). Князь взял с некоторых эстонских старейшин обещание платить ему дань, но как они это исполняли – неизвестно.

Странным образом, во время этих бурных событий жители замка Вилиэнде изображали подготовку к принятию христианства и мирные намерения. Но, когда до них дошли вести о походе Мстислава, им по непонятной причине взбрело в голову, что новгородский князь должен помочь им в борьбе с тевтонами. И, значит, пора готовиться к восстанию. Священник Саломон пытался бежать с двумя помощниками. Но Лембито их догнал и убил.

Потом вождь сакалийцев подумал и решил, что если Мстислав с большой армией находится в Харью, то защищать новгородские владения особо некому. Итог раздумий – победоносный поход Лембито на Псков, разорение города, резня, грабежи и прочие достойные подвиги. И ничего ему за это не было!

Всё-таки эпидемия даром не прошла. Сакалийцы, как, впрочем и их соседи, обессилели. Был заключён мир между Сакалой и лэттами, Сакалой и ливами, а Рижскому епископу сакалийцы обещали креститься и повиноваться.

Все стороны мирный договор старались соблюдать.

Но пришли с юга литовцы, попросили епископа и Орден пропустить их через свои земли и дать им возможность совершить благое дело – пограбить никому не покорных северных эстов. Разрешение было дано. Лукавые же литовцы свою культурную программу коварно изменили, стали грабить и разорять земли сакалийцев, уже почти христиан и почти подданных Рижского епископа. Разгневанные тевтоны отправили литовцам ноту протеста, но тем это было по барабану. Они захватили множество женщин, девушек и скота и вернулись в свои земли обходной дорогой.

Через два года, в 1214-м, когда в Риге собралось достаточно много пилигримов, было предпринято два новых похода в Эстонию. Армия насчитывала шесть тысяч воинов, из них половина тевтонов, остальные, как водится – ливы и лэтты. Роталию ливонская армия жестоко разграбила и разорила. Почти союзную Сакалу – тоже разграбила, но не так жестоко. Был взят замок Леолэ, ставка вождя Лембито. Этот Лембито, другие вожди и все окрестные сакалийцы были тут же окрещены.

В следующем, 1215, уже эсты собрали большую армию и вторглись в Ливонию. Особенных успехов они не добились, хотя эзельцы перегородили устье Даугавы и даже намеревались захватить Ригу. Роталийцы, немного пограбив Метсеполэ, бежали. Довольно успешно действовали унгаунийцы. Их задачей было отвлечение лэттов, В районе Трикаты они захватили вождя лэттов Талибальда и живьём его зажарили, как рыбу. Это они зря сделали. Сыновья Талибальда в компании с венденскими меченосцами ответили конкретно – практически сожгли и сровняли с землёй всю Унгаунию, так что там почти не осталось никого живого.

Сакалийцы формально в великом походе участвовали, но никаких особых подвигов не совершали и при первой возможности отправили в Ригу послов с просьбами о мире и тотальном крещении.

К началу 1216 ситуация такая. Северные и прибрежные эсты – заклятые враги рижских тевтонов, Унгауния разорена полностью и догорает, Сакала – христианская область, дружественная и вассальная Рижскому епископу.

1216 год тоже богат событиями, в борьбу между ливонцами и эстами включились новгородский и псковский князья, причём совершенно непонятно, на чьей стороне – то на одной, то на другой. Сакалийцы выступают уже как союзники епископа и Ордена, что не мешает им в начале 1217 организовать мероприятие по разграблению живших около реки Имеры лэттов. Впрочем, уже во время осады замка Отэпя (замок осаждал псковский князь, оборону держали меченосцы с ливами и лэттами) отряд сакалийцев сражался на стороне русского князя.

Ближе к лету 1217 эсты договорились о взаимодействии с и. о. новгородского князя Святославом Мстиславичем, собрали большую армию со всех областей Эстонии и стали готовиться к нападению на Ригу и окрестности. Христиане – сакалийцы в этом деле активно участвовали. Сбор войск был назначен именно в Сакале. Отмобилизованная эстонская армия стояла у местечка Пала и поджидала русских союзников. Но те слишком долго запрягали.

Чтобы не дать враждебным армиям соединиться, ливонцы спешно организовали поход в Сакалу. Были собраны все тевтоны – орденские братья, вассалы еписопа, крестоносцы, плюс непременные ливы с лэттами. Всё равно набралось только три тысячи, а у эстов было шесть.

Ливонская армия переночевала в Вилиэнде, этот бывший сакалийский замок они уже считали своим.

Неподалёку от Вилиэнде враждебные армии и встретились. Битва была очень жестокой. В этом сражении погиб король ливов Каупо (Якоб). Достаточно серьёзная потеря для тевтонов. Но у противной стороны дела были ещё хуже, был убит не только Лембито, но и почти все сакалийские старейшины. Ливонцы разгромили эстов подчистую. Каким-то чудом уцелевший брат Лембито Уннепевэ явился к тевтонам просить о мире и был согласен на все условия.

Битва при Вилиэнде состоялась в сентябре 1217.

Новгородско-псковская армия всё-таки пришла в Эстонию, с небольшим опозданием, в один год. 1218-й – русско-ливонская война, со многими сражениями, осадами и разорениями.

В 1221-м году жители Сакалы – уже вполне вассалы Ордена меченосцев. Во всех замках живут представители Ордена, вершат суд и собирают дань. В этом году ливонцы вторглись в русские земли, дошли до окрестностей Новгорода и захватили богатую добычу. Сакалийцы в этом активно участвовали наряду с ливами и лэттами. Позже вместе с бывшими врагами, лэттами, воины из Сакалы совершали мелкие набеги на земли Пскова. В середине зимы, скорее всего, уже в начале 1222, отряд сакалийцев с большим энтузиазмом разорил Ингерманландию, владение Господина Великого Новгорода. Можно сказать, жители окрестностей Вилиэнде вполне приобщились к цивилизации.

И вот вам, пожалуйста. Через год, 29 января 1223, сакалийцы восстали и поубивали живших в замке Вилиэнде тевтонов – рыцарей-меченосцев, священников, купцов и самого фогта.

Мало того, сакалийские воины двинулись на север, в область Гервен, принадлежавшую датскому королю, подбили на восстание гервенцев и убили тамошнего судью Гебба. Из Вилиэнде были отправлены гонцы в Отепя и Дорпат, тамошние эсты, услышав о событиях в Сакале, тоже восстали и перебили «своих» тевтонов.

Вскоре начавшееся в замке Вилиэнде восстание полыхало по всей Эстонии.

Эсты – христиане смывали с себя крещение водой, выметали из домов вениками, выкапывали из могил покойников, погребённых по христианскому обряду, возвращали домой жён. У христианина может быть только одна жена, поэтому после 1217 эсты должны были удалить от себя всех лишних, а теперь могли вернуть их обратно.

Эсты заключили союз с русскими из Новгорода и Пскова (окрестности которых ещё недавно грабили и разоряли), в некоторых эстонских замках были размещены русские гарнизоны. За последние десять лет эсты много чему научились, у них на вооружении появились метательные машины и арбалеты. Свои замки эсты тоже укрепили по последнему слову военной науки.

Орден и епископ ничего не могли поделать. Сакалийцы отправили в Ригу посольство. Послы предлагали заключить мир, но возвращаться в лоно христианской церкви отказывались принципиально. Ни о каком вассалитете тоже речи не было. Эсты предложили обменять своих заложников на пленённых в ходе восстания тевтонов, рыцарей и купцов.

Рижский епископ согласился на всё. На тот момент у него не было никаких сил для противостояния.

Но эсты же не могли мирно ужиться с лэттами. Сначала те и другие возобновили грабительские набеги «за речку». Потом к этому делу подключились меченосцы из Вендена. Ещё через некоторое время рыцари-монахи призвали к походу на Эстонию всех ливонских тевтонов. При этом между епископом и руководством Ордена произошла некоторая торговля за земли, которые предполагалось завоевать в ближайшем будущем – шкура неубитого медведя. Что удивительно – как-то договорились.

Христианская армия нанесла поражение передовому отряду эстов, осадила Вилиэнде, разграбила Сакалу. На большее здоровья не хватило. Осаду пришлось снять, войско возвратилось по местам дислокации, с изрядной добычей, но без решительной победы.

Эсты вскоре ответили мощным набегом и жестоким разорением северо-восточной Ливонии – от Трикаты до Турайды.

Достаточно быстро были мобилизованы силы Ордена – меченосцы рижские, венденские и сегеволдские. Плюс, конечно, ливы с лэттами. Отступающих эстов удалось нагнать. Место сражения – мост через Имеру (Седу), полная победа Ордена и союзников.

Успех удалось развить. Были оперативно мобилизованы дополнительные контингенты из ливов и лэттов. Подтянулись пилигримы из Риги, как рыцари, так и купцы. Купцы довольно часто участвовали в сражениях, как сторона сильно заинтересованная, возможно, не лично, а присоединяя своих охранников к армии Ордена или епископа. Всего удалось собрать восемь тысяч воинов – армия по тем временам весьма внушительная. Албрехт Буксгевден в это время в Ливонии отсутствовал, вдохновителем и организатором похода стал его заместитель Бернхард фон Липпе. Этот Бернхард впоследствии сделал неплохую карьеру – стал епископом Падеборнским.

1 августа 1223 началась вторая осада замка Вилиэнде. Несмотря на то, что у осаждённых тоже были патерэллы и арбалеты, долго они не выдержали. Жара, недостаток воды, эпидемия.

15 августа замок был сдан на милость победителей.

Участвовавших в обороне замка русичей тевтоны казнили, а эстов только заставили по новой принять крещение и разойтись по деревням. Ну, ограбили, конечно, тоже.

Вскоре ливонцы принудили к сдаче другой сакалийский замок, Пале. Практически вся Сакала вновь стала христианской и покорной.

Правда, не совсем.

Коварные сакалийцы отправили посольство на Русь, с богатыми дарами и увещеваниями помочь им в борьбе с ненавистными тевтонами. Один из русских князей подписался. У Генриха он назван королём Суздальским, но в это время Суздаль не был самостоятельным княжеством. Вероятно, речь идёт о Великом князе Владимирском и суздальском Юрии Всеволодовиче, но точно установить пока не получается.

Русский князь вторгся в Эстонию, захватил Дорпат и Оденпе, добрался до Сакалы. Но тут до него дощло известие о том, что в Риге на данный момент полно рыцарей-пилигримов, и, следовательно, тевтоны могут быстро собрать сильную армию. Князь удовлетворился тем, что поубивал попавшихся ему под руку сакалийцев и пограбил немного Сакалу. То есть не совсем такую помощь оказал, на какую рассчитывали сакалийские старейшины. Потом князь попытался захватить датский замок Линданизэ (Таллинн), успеха не достиг, плюнул и вернулся на Русь.

Замок Вильянди, Сакала, Эстония, Fellin, Viljandi castle 4

Каменный замок

Между тем, в Вилиэнде сразу же началось строительство церкви. Дело нужное и полезное. Но церковь церковью. Херренмейстер (магистр) Ордена меченосцев Фолквин фон Винтерштайн решил, что на месте обветшавшего деревянного замка нужно построить каменный.

В следующем, 1224, году работа уже вовсю кипела, а в 1225 замок был полностью готов и даже гостей из Европы поражал своей мощью.

Конечно, в те времена замок представлял из себя не огромный комплекс построек, каким он стал позднее, а только одну башню с укреплённым двором (Motte-and-bailey). Но и это впечатляло.

Как раз в 1224 произошёл раздел завоёванных тевтонами эстонских земель между двумя епископствами (Рижским и Эстонским) и Орденом меченосцев. Сакала с Вилиэнде отошла меченосцам. Германцы вскоре переиначили на свой лад название замка, долгое время он был потом известен как Феллин.

В 1237, как и все владения Меченосцев, замок отошёл к Ливонскому ландмейстерству Тевтонского ордена. В 1248 Феллин стал центром комтурства, причём комтур Феллина одновремнно считался одним из заместителей ландмейстера Ливонии.

Рядом с замком издревле существовало поселение, в середине XIII века оно приобрело черты города, а в 1283 Феллин получил городские права. В начале XIV века Феллин был принят в Ганзу.

Около 1300 года была начата реконструкция замка. Были укреплены стены, возведены дополнительные башни, монастырь, другие нужные в хозяйстве строения. Феллин стал в общих чертах похож на то, что мы видим на макете. Впрочем, достройки велись ещё долго, вплоть до начала XVI века.

Новый донжон – башня Длинный Герман был возведён где-то около 1350 года.

В Феллине постоянно находился очень сильный гарнизон. В 1347 здесь проживало 36 братьев-рыцарей. Учитыая, что на каждого рыцаря могло приходиться по десятку воинов рангом по ниже – неслабый военный контингент по тем временам. В случае объявления военных действий, собиралось, конечно, ещё и ополчение, но квалификация уже не та.

В 1344 Феллин осаждали восставшие крестьяне. Восстание полыхало по всей Эстонии, так что армия инсургентов была многочисленной. Было решено посадить несколько человек в мешки с рожью, регулярно поставляемой в замок, чтобы они открыли ворота Феллина изнутри. Мать одного из лазутчиков открыла замысел орденскому начальству, и они были своевременно обнаружены. Сын доносчицы получил амнистию, все остальные заживо сгнили в замковых подземельях.

В 1470 ланмейстер Ливонии Иоханн Вальдхаузен фон Херсе перенёс свою резиденцию из Риги в Феллин. Вероятно, из-за того, что отношения нового ландмейстера с другими командирами были не то что не безоблачными, а даже наоборот – враждебными. Через полтора года, в 1471 фон Херсе был снят с должности и заточён в Вендене, где и умер.

Берд фон дер Борх, инициировавший свержение Вальдхаузена и ставший следующим ландмейстером, ввязался в войну с Великим княжеством Московским. В то время, как русское войско стояло на Угре, Борх пытался захватить Псков. Ничего толкового, кроме грабежей и разорений не получилось. Зато в следующем, 1481, русское войско вторглось в Ливонию.

Город Феллин был захвачен и разорён. Замок держался. Неизвестно, чем бы закончилось, но, похоже, крупномасштабная война не была нужна ни Руси, ни Ордену. Ландмейстеру пришлось заплатить выкуп, великий князь Иван Васильевич снял осаду и вернулся в Москву.

К середине XVI века отношения между Русью и Ливонией испортились вконец. В немалой степени – из-за откровенно враждебной политики Ливонской конфедерации. На что надеялись?

17 января 1558 года русская армия вторглась в Ливонию. Началась Ливонская война, длившаяся 25 лет.

Первый период войны – победы русского оружия. Армии Ивана Грозного уже в 1558 захватили Нарву, Дерпт, Нейгаузен, множество замков и городов помельче. Даже Крустпилс – не так далеко от Риги.

1 августа 1560 года армия Ливонского ландмейстерства (ордена) потерпела сокрушительное поражение в битве при Эрмесе (Эргеме). Победоносная русская армия немедленно двинулась на северо-восток и осадила Феллин. Руководил осадой князь Андрей Михайлович Курбский, впоследствии перешёдший на сторону короля Польши Сигизмунда-Августа и писавший Ивану Грозному нелицеприятные письма.

Комтуром Феллина в это время был Иоганн Вильгельм фон Фюрстенберг, бывший ландмейстер (магистр). Он был смещён с высокой должности именно за неудачи в войне с Русским государством.

Русская артиллерия интенсивно обстреливала замок целых три недели. Городские стены были полностью разрушены, но замок ещё мог обороняться.

Если бы было кому его оборонять.

Орденские братья, как рыцари, так и каноники больше интересовались пирами и охотами, чем укреплением боеспособности. Необходимое количество адреналина они добывали, играя в кости, а воевать как-то не очень хотелось.

Замок защищали наёмные немецкие ландскнехты. Наёмные-то наёмные, но жалованье им руководство Ордена не платило уже несколько месяцев. Это не правильно. Кнехты подняли бунт в самый подходящий момент, во время осады. Подчистую ограбив своего комтура и прибрав хранившиеся в замке сбережения рыцарей и горожан, они сдали Феллин русской армии. Все награбленные ценности русичи у них отобрали, но самих отпустили на все четыре стороны. Однако, наёмники почему-то подались все в одну – на Запад, в Пернау, где в то время находился новый магистр Ордена Готхард Кетлер. Который обвинил их в вероломном предательстве и благополучно казнил.

Судьба комтура Фюрстенберга на этом фоне получше выглядит. Он был взят в плен, но это был настоящий рыцарский плен с полным комфортом. Через 15 лет, в 1575, престарелый Иоганн Вильгельм хвастал в письме к брату подаренными ему царём землями около Ярославля.

Двадцать два года Феллин был русской крепостью. В 1582, по условиям Ям-Запольского перемирия, город и замок отошли к Польше. Как и большая часть Ливонии.

В 1600 начались польско-шведские (или шведско-польские) войны. Первая продолжалась 22 года, вторая, после перемирия – покороче. Закончилось всё в 1629, тем, что Речь Посполитая уступила Швеции большую часть Ливонии.

Феллин семь раз переходил из рук в руки. С применением осадной артиллерии, можно представить себе, что от него осталось. От города тоже – Феллин потерял городские права и стал деревней.

Эти развалины король Швеции Густав Адольф в 1624 подарил знаменитому генералу Якобу Де ла Гарди (активному участнику событий русской Смуты), ставшему к тому времени фельдмаршалом, графом и генерал-губернатором Ливонии.

Фельдмаршал в какой-то степени восстановил замок, но серьёзным военным сооружением Феллин считаться уже не мог, а только базой для размещения гарнизона.

Тем не менее, во время Северной войны, в 1703, русская армия порушила то, что оставалось от замка, а то, что оставалось от города – сожгла. С этого же года Феллин и Сакала вошли в состав Российской империи.

Начался процесс, сильно навредивший многим средневековым замком. Сначала окрестные жители потихоньку воровали валуны из замковых стен – ценный строительный материал. Позднее владельцы поместья поставили это дело на коммерческую основу – сами выламывали камни и продавали их всем желающим.

В конце XIX века замком заинтересовались любители истории. По инициативе учителя истории из местной гимназии Теодора Шимана на территории замка были начаты раскопки. Они до сих пор продолжаются, производится также консервация развалин замка.

Замок Вильянди, Сакала, Эстония, Fellin, Viljandi castle 5

Замок Вильянди, Сакала, Эстония, Fellin, Viljandi castle 6

Легенды.

Поскольку замок Феллин разрушен до такой степени, что человек там жить не может, то, естественным образом, в развалинах замка проживает Сатана. Мало того, что проживает – заслуживающие доверия люди утверждают, что ещё и кукарекает.

Несколько неожиданный способ времяпровождения для Сатаны – петух вообще-то вполне христианская птица, даже венчает многие церкви. Правда, только лютеранские.

Можно надеяться, что современные научные методы помогут исследовать феномен феллинского Сатаны.

Замок Вильянди, Сакала, Эстония, Fellin, Viljandi castle 7

Место

Не раз уже приходилось писать о том, что для любителя средневековых замков самый благодарный маршрут для въезда в Эстонию из Латвии – через Унгурини. Двадцать км до замка Каркси, а там уже и Вильянди недалеко. От границы до Вильянди – 50 километров, от Каркси – 32. На карте это считается маршрутом номер 49.

Вообще-то найти город Вильянди на карте, и в реале тоже – проблем не составляет. Отыскать в Вильянди замок несколько сложнее. Перед поездкой нужно тщательно изучить маршрут, принимая во внимание запасной вариант – если проскочите первый поворот. Эстонцы – молодцы, всё отлично гуглмапится, даже с панорамой. Но в любом случае придётся ехать по узким дорожкам, подозрительно похожим на пешеходные. И на такой дорожке машину оставлять. Но это разрешено, правда, получается довольно далеко от замка.

Замок Вильянди, Сакала, Эстония, Fellin, Viljandi castle 10



Замки Эстонии





Miscellaneous - 2009-2012
Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 3.0 Unported License.
Эта лицензия позволяет свободно использовать и распространять материалы сайта, как на коммерческой, так и некоммерческой основе, обязательна ссылка wtff-misc.net.