6. Новости утилизации.

Через неделю Лебедев (хотя, теперь уже, наверное, Гулбенар) перестал удивляться тому, что его в Мусорный институт на работу приняли, но всё ещё был шокирован тем, что ему там со своими обязанностями удаётся справляться. Впрочем, довольно-таки сложно было понять, в чём эти обязанности заключались. Правда, как-то так получилось, что он должен был прочитывать все входящие бумаги и докладывать старшему инженеру Редькинсу о чём там написано. Редькинс шёл потом к Начальнику и тоже докладывал. Это всё не значит, что Редькинс или Начальник, или оба вместе не умели читать. Просто такой был порядок. Кроме того, Алекс предпринимал отчаянные попытки навести порядок в Шкафу. Шкаф этот был достойным образцом монументальной архитектуры и стоял в большой комнате, называемой «кабинет Маузера». Маузер считался главнее Редькинса почему-то, и на работе появлялся изредка. По крайней мере, Гулбенар (Лебедев) его ещё ни разу не видел. Редькинс не был столь таинственной личностью, но тоже не очень-то любил сидеть на месте, так что практически существовал в этом кабинете один Гулбенар. Возвращаясь к монументальному Шкафу, необходимо отметить, что он был забит до отказа, так, что при любом открывании дверей часть бумаг обязательно вываливалась на пол. Вот в этом Шкафу Гулбенар пытался навести порядок. Дело шло туго, главным образом потому, что он не соображал совершенно, важные там бумаги или нет. Редькинс в этом вопросе тоже помочь не мог. Пару раз, правда, согласился задать вопрос Начальнику (Гулбенар сам не решался). Что странно, такой вот бестолковой работой Гулбенара были довольны. Высказывались предположения, что когда-нибудь он сможет навести порядок не только в Шкафу, но и в Архиве. Но это когда опыта наберётся, пока что начальство его не перегружало.

Перегружал его Редькинс. Не то чтобы по врождённой злобности, просто решил, по-видимому, проявить инициативу. Инициатива заключалась в том, что он сам шёл к Начальнику и просил какое-нибудь поручение. Потом возвращался в кабинет, принимал по возможности официальный вид и говорил:
- Слушай, Гулбенар, есть серьёзное дело.

Редькинс молодец. Ему удавалось этой фразой с одной стороны подчеркнуть свою значительность, с другой стороны намекнуть, что контролировать исполнение будет лично Начальник, с третьей стороны проявить презрение к обычным занятиям Гулбенара, с четвёртой стороны показать, что всё-таки существуют гораздо более ответственные дела, о которых Гулбенару и знать то не положено. Существовала, по-видимому, ещё и пятая какая-нибудь сторона, но Гулбенар её уже не улавливал.

Серьёзное дело обычно заключалось в сочинении какого-нибудь делового письма или выписывания данных из какого-нибудь отчёта. Трудность заключалась в том, что Начальник никогда не давал конкретных указаний, предпочитая намёки, а Редькинс ещё и из этого примерно треть забывал, треть перевирал, а всего остального просто не понимал. Кроме того, все серьёзные дела появлялись всегда в то время, как Шкаф был открыт и большая часть его содержимого валялась на полу.

Потом Редькинс совершал челночные передвижения между кабинетом Начальника и столиком Гулбенара с целью достижения окончательной единственно правильной редакции. Делалось это с видом потрясающе ответственным. Вопрос чем Редькинс занимался до появления в отделе Гулбенара, выходит за рамки данного исследования.

Бумаги же, сочиняемые Гулбенаром, корректируемые Начальником и доставляющие удовлетворение Редькинсу должны были работать на основные цели отдела. Таковыми являлись:

a)Борьба с Отделом разработки вакуума и применения его в мусоропроводах за неизвестно каким образом освободившийся маленький кабинетик.
b) Обоснование необходимости, а также и выбивание новых единиц для компьютерного парка отдела.
c) Всемерное повышение престижа Отдела разработки мусоропроводов.
d) Спихивание всего остального на другие отделы, подразделения, предприятия и кого угодно.

Коллектив отдела был сильный и с поставленными задачами, в общем, и целом, справлялся. То есть не все были такими неопытными, как Гулбенар или такими ответственными, как Редькинс.

Фактически ударной силой отдела были заседавшие в кабинете напротив трудоголик Лоддер и оригинально мыслящий генератор идей Шабблон. Вот они-то могли заткнуть любого, покусившегося на честь отдела, и сами не брезговали напасть на кого-нибудь и съесть. Гулбенару до них было далеко и высоко. Старшим над ними являлся резкий и решительный Кункатор. Даже Начальник относился к этой компании с некоторым уважением. Несмотря даже на то, что тут же, рядом чуть дальше по коридору находился официальный мозговой центр отдела. Мозговой центр составляли Гадд, Васькинсон и блатная Эльвира. Блатная не в том смысле, что имела криминальные заслуги, а в том, что имела блат, притом где-то высоко. Умнее других, правда Гадд и Васькинсон, не говоря уже об Эльвире, вряд ли были, но официальный статус мозгового центра – это звучит гордо.

Ещё чуть дальше, за Мозговым центром, обитали девочки. Но Гулбенару, как самому молодому и не имеющему впечатляющих заслуг, общаться с ними было не положено. Непонятно, правда, кем, ни Начальник, ни Зам ничего об этом не говорили, да и Редькинс по крайней мере явно не намекал. Видимо просто давала знать о себе витающая в воздухе Традиция.

Конечно, если пройти по коридору ещё немножко дальше, потом повернуть налево, то можно было бы обнаружить ещё какие-нибудь подразделения Отдела, но у Гулбенара и без того было достаточно занятий, тем более, что он вроде бы как-то с чем-то справлялся, и по этой причине Редькинс с молчаливого одобрения Начальника загружал его всё больше и чаще.

Но что это мы всё о работе, да о работе. Пора бы уже о чём-нибудь более интересном, к примеру, о ценах на картошку.

Картошка в параллельном мире стоила немного дороже, чем в нашем, но выглядела более аккуратной и округлой. Такие выводы были сделаны ввиду того, что картофельный ряд находился рядом с цветочным, а Гулбенар испытывал глубокую благодарность к специалистке по трудоустройству. Но картошка, хотя и является питательным и полезным для здоровья продуктом, всё-таки была изучена и оставлена на потом. С цветами же труднее. Были, например, цветы, сильно смахивающие на шикарные белые розы, только без шипов. С другой стороны, и квазитюльпаны тоже выглядели симпатично, хотя, естественно, присущего розам шика и солидности у них быть не могло. Трудность заключалась в том, что хиларики стоили очень дёшево, а миоозы как раз наоборот. Если вы думаете, что хиларики похожи на тюльпаны, а миоозы на розы, то заблуждение ваше велико есть.

Можно ли подарить симпатичной девушке в такой ситуации очень дешёвые цветы? С другой стороны, очень сомнительно, принесёт ли Гулбенару бонусы букетик коротеньких тюльпанов.

Таким образом, лагодная специалистка по трудоустройству оказалась обладательницей аж трёх разных букетов. Так-то оно. Ну, Гулбенар теперь имеет стабильный доход, а главное, что она была довольна и приятно шокирована.

Тлетворное влияние Запада сюда ещё не проникло к счастью, это Гулбенар, опасаясь неприятностей, загодя разведал. Поэтому ничто не помешало пригласить даму в кафе. В этом был свой смысл и глубокая мудрость и целесообразность. Понятно, что с хорошо и вкусно насыщенным человеком общаться гораздо приятнее, а именно приятного общения и желалось Гулбенару.

Кстати, сколько уже можно называть упомянутую даму всячески иносказательно. Как ни покажется это странным, у неё было имя. Звали её Палестра. Алекс в детстве не увлекался золотыми ослами и потому не подозревал даже, что это может для него значить.

Гулбенар сумел понравиться. Основным его козырем было то, что он очень мало чего знал об этом мире, а потому ему было интересно практически всё, о чем Палестра говорила. Каждому ведь хочется, чтобы его выслушали, а если ещё с неподдельным вниманием и интересом, то большего и желать невозможно. Конечно, действительно полезной информации Алекс почерпнул у неё не очень-то много, но это ведь и не было его основной целью в данных обстоятельствах. Основной целью было…

Даже не так уж важно, что произошло в тот вечер. Может быть, и ничего особенного, если смотреть на дело с точки зрения статистики. Но главное было достигнуто – Алекс и Палестра провели вместе приятный вечер и были совсем не против знакомство продолжить. Впрочем, с другой стороны, никто здесь не говорил, что они так и расстались возле её подъезда – этот вопрос просто не важен и не заслуживает углублённого исследования.

Так что, когда, забегая вперёд, Алексу было позволено посещать по служебной необходимости следующий за Мозговым центром кабинет, он там ни на кого не набросился, как голодный волк или бешеный бык. Впрочем, он, конечно не мог не чувствовать некоторой приятности в этих посещениях, и служебная необходимость возникала довольно-таки часто.

Произошло это, конечно, уже после События.






Miscellaneous - 2009
Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 3.0 Unported License.
Эта лицензия позволяет свободно использовать и распространять материалы сайта, как на коммерческой, так некоммерческой основе,при обязательна ссылка wtff-misc.net.
miscl@inbox.lv +371 67562185 +371 29623880